14 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Трагедия эверест 1996

Восхождение на Эверест 1996 год

Восхождение на самую высокую точку планеты весной 1996 года для восьми человек стало последним в их жизни. Трагедии на Эвересте случались и до этого. Однако история 1996 г. поставила на тот момент рекорд по количеству единовременных жертв.

Популярный Эверест

Со времени героического восхождения Норгея и Хиллари в 1953 году, когда эти отважные парни оказались на вершине мира вдвоем, многое изменилось. К концу ХХ в. желающие взобраться на Эверест выстраиваются в очередь. Из-за метеорологических условий подъем возможен только в мае или сентябре. Но и в течение этих месяцев периодически выпадают дни, затрудняющие или делающие невозможным движение. Это приводит к уплотнению трафика альпинистов и присутствию на подъеме (и вершине) сразу нескольких групп. Именно так и было в мае 1996 года: на той или иной фазе покорения Джомолунгмы находилось более 400 человек.

Среди них на финальной фазе:

  • южноафриканская группа (21 чел.);
  • европейские альпинисты (9 чел.);
  • американская экспедиция (6 чел.);
  • тайваньская экспедиция (13 чел.);
  • группа Mountain Madness (16 чел.);
  • группа Adventure Consultants (15 чел.);
  • индо-тибетская экспедиция (6 чел.).

Последние три группы оказались в центре событий весны 1996 года.

  1. Mountain Madness возглавлял Скотт Фишер.
  2. Adventure Consultants вел Роб Холл.
  3. Индо-тибетская группа шла под руководством Мохиндера Сингха.

Фишер и Холл – профессионалы в альпинистском деле, побывавшие на многих восьмитысячниках, несколько раз – на Эвересте. Оба клаймбера были знакомы и решили восходить на пик в один день – 10 числа. Вплотную шла тайваньская группа: итого на тропе восхождения оказались более 50 человек единовременно. И это несмотря на существующее правило не создавать толпу, которое было осознанно нарушено руководителями всех команд, оказавшихся в тот момент в Лагере III на высоте 7315 м.

В решении объединить усилия была своя логика: для прохождения нужно прокладывать дорогу из тросов, и быстрее это сделать вместе. Кроме того, это позволяло снять вопрос о том, какая из команд будет этим заниматься. Ведь получалось, что остальные пойдут по проторенной дороге, затратят меньше усилий и подвергнут себя меньшей опасности.

Mountain Madness и Adventure Consultants

Обе группы осуществляли коммерческое восхождение. Под таким подъемом понимают туристическую экспедицию, участники которой оплачивают услуги инструкторов, помощников, несут организационные расходы.

Каждая команда состояла из:

  • трех профессиональных альпинистов, один из которых руководил группой;
  • восьмерых «клиентов» — тех людей, по желанию которых осуществляется подъем;
  • четырех-шести помощников-шерпов – профессиональных клаймберов – на которых лежала задача прокладки пути и несения части вещей.

Среди клиентов были самые обычные люди: доктора, журналист, фотограф, спортсмены, служащие. Один из участников – Дейл Круз – был новичком и не имел альпинистского опыта. Его случай нетипичен: Эверест – это последний рубеж, вершина для тех, кто уже побывал на пяти-, шести-, семи-, и восьмитысячниках. Большинство имели альпинистский опыт, некоторые занимались покорением вершин профессионально.

Mountain Madness была весомее с точки зрения профессионализма участников. Одним из гидов являлся известный советский альпинист Анатолий Букреев – мастер своего дела, посвятивший горам значительную часть своей жизни. Весь «клиентский» состав, помимо уже упоминавшегося Дейла Круза, был представлен опытными альпинистами. Но по странному стечению обстоятельств именно группа Mountain Madness с самого начала сталкивалась с проблемами, как будто полностью оправдывая свое название (в переводе с англ. «Сойти с ума по горам»).

Акклиматизационное восхождение

Перед подъемом на Эверест альпинисты проводят несколько дней в базовом лагере на высоте 5364 м (со стороны Непала). Это требуется для постепенной акклиматизации к высокогорным условиям. Помимо того, что на высоте в 5-8 км очень холодно (ниже -15°C), там еще низкое давление и разреженный воздух. Последние два фактора вызывают разнообразные отклонения в физиологических процессах, которые объединены общим названием «горная болезнь».

Еще находясь в базовом лагере в начале апреля, у третьего гида – Нила Бидлмана – начался кашель, обусловленный повышенным отделением мокроты из-за сниженного атмосферного давления. Руководитель группы Скотт Фишер также чувствовал себя плохо. Высказывалось мнение, что это могло быть следствием какой-то лихорадки, которой он переболел в Непале. По свидетельству Букреева у Фишера были признаки горной болезни, несмотря на то, что он был очень натренированным альпинистом. Так или иначе, руководитель Mountain Madness не был здоров, периодически испытывал озноб и принимал какие-то медикаменты.

До конца апреля, т. е. в течение трех недель, обе группы проходят так называемое акклиматизационное восхождение от базового лагеря к лагерю III (7315 м). В ходе него участникам попались на глаза останки нижней части тела альпиниста. Последствия трагических попыток покорения Эвереста иногда проявляют себя и всегда воздействуют угнетающе. По свидетельствам группа не придала большого значения увиденному.

Далее у одного из шерпов из команды Mountain Madness случился отек легких: его спешно эвакуируют в коматозном состоянии. Вскоре ухудшилось самочувствие первопроходца Дейла Круза. Для новичка 7-километровая высота – это огромное достижение, но без должной тренировки даже при постепенной акклиматизации от горной болезни не убежать. Ее симптомы – головокружение, вестибулярные нарушения, тошнота, «ватные ноги», проблемы с дыханием, скачки артериального давления, аритмия и прочее. Фишер решает спустить Круза вниз на несколько сот метров. Однако Крузу лучше не становится, и он сходит с дистанции.

Бывалый альпинист А. Букреев, который за 38 лет видел землю со многих вершин мира, в своей книге признался, что худших условий не встречал, и характеризовал Южную седловину в тот день как «поистине адское место».

Все эти неприятности происходили еще до самого восхождения, которое стартует от лагеря IV, расположенного в Южной седловине на высоте 7925 м. 9 мая более 50 человек собралось в этом месте. По воспоминаниям участников погодные условия были ужасные: сильнейший мороз, соединенный с ураганным ветром, не позволявший ни нормально дышать, ни говорить.

К вечеру ветер успокоился. Предводители команд Фишер и Холл посчитали это хорошим знаком, чтобы начать «штурм» вершины ночью. Между тем, в клиентском ядре обеих экспедиций (в котором также были опытные альпинисты) высказывались сомнения в целесообразности восхождения при таких нестабильных метеорологических условиях. Однако высота почти 8 км – это не то место, где действуют принципы демократии. Руководители настояли на своем решении.

Восхождение

Между 23.30 и 0.00 команды стартовали из лагеря IV – сначала Adventure Consultants, следом за ними – Mountain Madness. К полудню альпинисты должны достигнуть вершины и не позднее 14.00 начать спуск. К вечеру погода обычно сильно портиться: чтобы не только взобраться на Эверест, но и безопасно спуститься назад, необходимо уложиться в эти временные рамки. В целом, тех 12+2 часов, которые имели экспедиции, было вполне достаточно, чтобы уложиться в срок.

Восхождение начали более 30 человек одновременно. Вскоре оказалось, что работа по натягиванию тросов, которая должна была быть завершена помощниками экспедиций еще за день до этого, не была до конца выполнена. Без проложенных перилл безопасный подъем невозможен. В общей сложности около 2-х часов было потеряно на обустройство трассы. А это значит, что группы находились без движения и при этом теряли драгоценные силы. Состояние некоторых участников ухудшалось. Многие из них были уже немолодыми людьми, перешагнувшими 40-летний рубеж:

  • 49-летний врач из команды Adventure Consultants начал испытывать проблемы со зрением и практически перестал видеть (сказалась перенесенная ранее операция на глаза).
  • 41-летняя репортерша из команды Mountain Madness настолько обессилила, что ее потребовалось в прямом смысле слова нести на себе одному из помощников.
  • Руководитель шерпов группы Mountain Madness был физически истощен (именно он нес репортершу) и, кроме того, испытывал симптомы горной болезни. Старший шерпа, так же как и руководитель группы – человек, от которого во многом зависит слаженность работы остальных помощников и успех восхождения.
  • Инструктор-руководитель Фишер изнеможен так, что не только не руководит процессом, но идет одним из самых последним.

Медленно, но верно, к 10.00 участники постепенно поднимаются на южную вершину (8748 м), от которой до главного пика еще около 100 м. Некоторые клиенты решают вернуться назад, не достигнув пика.

В 13.07 Анатолий Букреев первым достигает вершины Эвереста. Постепенно подтягиваются остальные инструкторы и клиенты – всего не более 10 человек. Остальные в 14.00 все еще находятся на этапе восхождения, включая обоих руководителей. Хотя это время, когда пора начинать спуск.

Вершина Эвереста – далеко не курортное место. В целях безопасности и экономии сил с нее как можно быстрее начинают спуск. Но некоторые участники этой экспедиции задержались наверху на 2 часа и начали путь обратно только ближе к 16.00. Часть экспедиции продолжала подъем даже в 16.00-17.30, в том числе Фишер. Из-за задержки на маршруте у некоторых участников закончился кислород: запасные баллоны были, но их замена требовала времени, которого уже не осталось. Началась метель, видимость ухудшилась, метки, указывающие направление к ближайшему лагерю замело снегом.

Задержавшимся на вершине пришлось туго. Mountain Madness во главе с одним из инструкторов (8 человек) объединяют свои усилия с остатками Adventure Consultants (3 человека, включая одного инструктора). Эта группа из 11 заблудившихся человек катастрофически медленно пробирается в темноте, в лицо хлещут ледяные осколки, видимость практически нулевая. Ориентироваться невозможно, и в какую сторону двигаться неизвестно. К 19.00 они уже находится в Южной седловине, но лагеря, до которого осталось 300 м, найти не могут. Мороз -45°C, шквалистый ветер. Уставшие и потерявшие надежду альпинисты прячутся от ветра за небольшим выступом и, судя по всему, готовятся умереть.

Читать еще:  Как вязать прямой узел схема

Ближе к полуночи ураганный ветер немного стихает, и инструктор решает продолжить путь с теми, кто еще может передвигаться. 6 человек выходят из укрытия и через 20 минут оказываются в лагере IV. Букреев, находившийся в лагере с 17.00 и предпринявший безуспешные попытки по спасению, с приходом группы осуществляет несколько выходов и спасает 3 человек из оставшихся в укрытии в живых.

Всего из 31 участника двух экспедициях 1996 года погибли 5 человек: трое инструкторов (включая двух руководителей) и двое клиентов.

Индо-тибетская группа

Мохиндер Сингх – подполковник индийской пограничной службы – вел свою команду, состоящую из таких же служащих пограничников, со стороны Северного склона. В отличие от экспедиций, поднимающихся с южной стороны, эта группа осуществляла некоммерческое восхождение и шла без шерпов-помощников. Кроме того, они были первыми в 1996 году на северном маршруте. Им пришлось без дополнительной помощи нести снаряжение, крепить тросы и прокладывать путь.

Финальную фазу подъема совершали 3 из 6 участников. На вершину Эвереста они так и не добрались, хотя и сообщили по рации об обратном. Так или иначе, с группами, осуществляющими подъем со стороны Южного седла, индийская экспедиция не встретилась. Все трое восходивших не смогли спуститься и погибли.

Причины неудачи

Таким образом, общее количество погибших в этот весенний день 1996 года на Эвересте составило 8 человек.

После трагического восхождения выжившие участники рассказали о событиях и даже написали истории, в которых проанализировали причины неудачи. Они могут быть резюмированы следующим образом:

  1. Неудовлетворительная организация процесса:
  • руководители не контролировали подъем в том смысле, в котором они должны были это делать;
  • трасса финального подъема не была должным образом подготовлена;
  • руководители обязаны были поставить дедлайн, после которого, не зависимо от местонахождения на склоне, все участники должны были начать спуск.
  1. Коммерческая составляющая восхождения превалировала над качественной:
  • большое количество людей на подъеме одновременно;
  • слабая подготовка и немолодой возраст клиентов замедляли и дополнительно осложняли движение групп;
  • плохое состояние здоровья одного из руководителей-инструкторов и старшего шерпа, которые вообще не должны были подниматься.
  • Метеорологические условия.

Снежная буря с адским ветром и морозом сыграли свою роль, но она была далеко не главной. Например, Анатолий Букреев, начав спуск, как и положено, в 14.00, без проблем оказался в лагере к 17.00. Другой участник – Джон Кракауэр, журналист, который также опубликовал свою историю – пошел вниз около 14.30, попал в бурю, но остался жив и смог добраться до лагеря IV к 19.30. И лишь те, кто начали спуск после 15.00 не смогли самостоятельно вернуться.

Случай того года стала показательным и поучительным примером того, что дисциплина в группе и правильная организация – залог успешного и безопасного альпинистского подъема.

К годовщине трагедии на Эвересте в мае 1996 года.

Скоро будет двадцать три года со дня трагедии на Эвересте 10 – 11 мая 1996 года .

Две коммерческие группы, «Горное безумие» руководитель Скот Фишер, и «Консультанты по приключениям», Роб Холл пошли на штурм Эвереста.

О том, что произошло дальше много писали, большая статья есть в википедии.

Был проведён анализ причин, приведших к трагическим событиям той ночи.

Те, кто выжил, изложили свои взгляды на произошедшее, но особо хочется отметить статью Джона Кракауэра , «В разреженном воздухе», по материалам которой был снят худ фильм в России под названием, «Смерть в горах. 1997 год».

Инструктором в экспедиции, Горное безумие», — был Анатолий Букреев , что и привлекло моё пристальное внимание.

В фильме Анатолий был показан, как законченный циник. У него были плохие отношения с лидером экспедиции, по окончании которой, Анатолия собирались уволить. Взойдя на вершину с группой, он почувствовал недомогание и спустился в лагерь. Это трактовалось, как наплевательское отношение к людям и к своим обязанностям. Так это увидел американский журналист Джон Кракауэр.

В ночь с 10 на 11 мая в разгар трагедии, Анатолий в одиночку выходил к вершине, и на себе вытаскивал обессиливших членов группы.

Он вытащил троих и свалился без сил.

В метель в поясе смерти, где и при благоприятной погоде люди теряют рассудок от недостатка кислорода, его там в 3 раза меньше , чем на равнине. Температура была около минус сорока градусов , при шквальном ветре ощущалась на минус 60 . Он раз за разом выходил к вершине, и возвращался с обезумевшими от усталости и мороза альпинистами.

И человека, который просто вырывал из этого безумия три жизни обвинили во всех смертных грехах.

Я не могу представить, какую обиду ощущал Анатолий, какую боль.

То, что он сделал, было подвигом .

Анатолий Букреев написал свою версию произошедшего в книге «Восхождение. Трагические амбиции на Эвересте».

Но это было потом.

Потом была и медаль конгресса США за спасение людей. А боль и глубокая обида от несправедливости остались.

Анатолий погиб 25 декабря 1997 года в лавине, при восхождении на Аннапурну.

А в моей памяти он так и останется человеком, который вытащил из лап смерти трёх альпинистов, вытащил, когда остальные уже ничего не могли.

Если понравилась статья, поставьте лайк и подпишитесь на канал.

Это покажет, что я не зря делаю своё дело, спасибо.

Русский герой «Эвереста». Настоящая история трагедии в Гималаях (8 фото)

Американский альпинист Скотт Фишер, первым покоривший четвёртую в мире по высоте вершину Лхоцзе, ещё в 1980-х годах основал компанию «Горное безумие», предлагавшую своим клиентам восхождения на самые высокие горы мира. В 1990-х компания Фишера стала предлагать туристам покорение самой высокой вершины мира — Эвереста.
Среди высокогорных гидов, работавших с Фишером, был его приятель, советский альпинист Анатолий Букреев.
Уроженец Челябинской области, Букреев ещё в юности увлёкся покорением гор. В студенческие годы он сменил невысокие горы Урала на «четырёхтысячники» Казахстана и Киргизии.
После окончания Челябинского педуниверситета Букреев, для которого альпинизм становится делом всей жизни, переезжает ближе к горам, поселившись в совхозе «Горный садовод» под Алма-Атой.
В 1987 году 29-летний Анатолий Букреев совершает скоростное одиночное восхождение на пик Ленина и входит в число самых перспективных молодых советских альпинистов.
В 1989 году он успешно проходит отбор в состав Второй советской гималайской экспедиции. 15 апреля 1989 года в группе Валерия Хрищатого Букреев покоряет свой первый восьмитысячник — Канчеджангу Среднюю. Спустя несколько дней он впервые в мире совершает в группе траверс четырёх вершин восьмитысячника Канченджанги. После этой экспедиции Анатолий Букреев был награждён орденом «За личное мужество».
С 1989 по 1997 годы Букреев совершит 21 успешное восхождение на восьмитысячники Гималаев, покорив 11 из 14 существующих на планете гор высотой свыше 8000 метров. На вершину Эвереста он поднимется трижды.
После распада СССР уроженец Урала принимает гражданство Казахстана — не по политическим мотивам, а всё из того же желания быть ближе к горам.
Его профессиональный авторитет стремительно растёт. В 1995 году в Казахстане проходило массовое восхождение на пик Абая высотой 4010 метров. В числе участников восхождения был и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Персональным гидом главы государства стал Букреев — только профессионалу самого высокого уровня могли доверить жизнь президента.
Анатолий Букреев относился к элитному клубу покорителей «восьмитысячников», которые совершали восхождение без использования кислородных баллонов.
Скотт Фишер, приглашая Букреева на работу в «Горное безумие», знал — на этого человека можно положиться.
Единственным минусом Букреева было то, что он плохо владел английским языком. Впрочем, Фишера это не пугало — он полагал, что со всеми беседами отлично справится сам.
Путешествие на «крышу мира»
В состав экспедиции «Горного безумия», отправившейся в 1996 году на покорение Эвереста, помимо Фишера и Букреева, входил также менее опытный высотный гид Нил Бидлман, группа шерпов, выполнявшая обязанности носильщиков-проводников, и восемь клиентов в возрасте от 33 до 68 лет.
Одновременно с «Горным безумием» к покорению Эвереста готовилась экспедиция компании «Консультанты по приключениям» во главе с новозеландским альпинистом Робом Холлом. В его группе были два гида, шерпы, а также восемь клиентов, среди которых и американский журналист Джон Кракауэр, которому суждено будет сыграть в этой истории довольно неприглядную роль.
В обеих группах среди клиентов были и те, кто имел достаточно серьёзную альпинистскую подготовку, и те, чей опыт был минимальным.
8 апреля экспедиция «Горного безумия» прибыла в базовый лагерь у подножия Эвереста. У многих членов группы обнаружились различные недомогания, включая самого Фишера и гида Ника Бидлмана. Тем не менее подготовку к восхождению продолжили.
«Мне не нравится, как у нас идут дела»
13 апреля члены экспедиции разбили первый высотный лагерь на высоте 6100 метров. Подготовка к дальнейшему продвижению вперёд шла своим чередом, но 19 апреля члены экспедиции обнаружили на склоне горы останки погибшего альпиниста. Опытные профессионалы к подобному зрелищу привычны, но клиенты «Горного безумия» были сильно смущены этим.
26 апреля руководители сразу нескольких экспедиций — Скотт Фишер («Горное Безумие»), Роб Холл («Консультанты по приключениям»), Тодд Бурлесон («Альпийские восхождения»), Ян Вудалл (экспедиции «Санди Таймс» из Йоханнесбурга) и Макалу Го (Тайваньская экспедиция) — приняли решение объединить свои усилия по восхождению и совместно провесить верёвки от «Лагеря 3» до «Лагеря 4».
На подходе к «Лагерю 3» у «Горного безумия» произошла первая потеря в составе. 45-летний Дэйл Круз, приятель Скотта Фишера, не имевший опыта высотных восхождений, почувствовал себя плохо и был отправлен назад. Круз предпринял ещё одну попытку продолжить восхождение, но после очередного ухудшения самочувствия был окончательно отправлен вниз.
Фишер был встревожен — подготовка и самочувствие его клиентов оказались хуже, чем он рассчитывал, передвижение от лагеря к лагерю занимало слишком много времени. Дату предполагаемого штурма вершины приходилось переносить несколько раз.
Своему коллеге Генри Тодду из компании «Гималайские гиды» Фишер, уводя свою группу наверх, сказал: «Я боюсь за своих людей. Мне не нравится, как у нас идут дела».

Читать еще:  Правила езды на скутере

Время восхождения изменить нельзя
9 мая Фишер и Букреев повели клиентов в «Лагерь 4», расположенный на высоте около 7900 метров. Туда же отправились и члены экспедиции «Консультантов по приключениям», а также ещё несколько групп — общая численность направлявшихся в высотный лагерь достигала 50 человек.
В районе «Лагеря 4» их встретила непогода. «Это было поистине адское место, если только в аду бывает так холодно: ледяной ветер, скорость которого превышала 100 км/ч, свирепствовал на открытом плато, повсюду валялись пустые кислородные баллоны, брошенные здесь участниками предыдущих экспедиций», — позднее рассказывал Анатолий Букреев.
Эта ситуация смутила многих участников экспедиции, которые хотели снова отложить восхождение. Однако Скотт Фишер и Роб Холл, посовещавшись, объявили, что штурм вершины начнётся утром 10 мая.
Вскоре после полуночи подъём на вершину начали группы «Консультантов по приключениям», «Горного безумия» и Тайваньской экспедиции.
По плану руководителей экспедиции, подъём до вершины должен был занять от 10 до 11 часов.
Смертельно опасное опоздание
В этот день на вершину Эвереста поднимались сразу более трёх десятков человек, что делало маршрут слишком загруженным. Кроме того, вовремя не были зафиксированы верёвки на маршруте, что отняло у участников восхождения несколько лишних часов.
Около 6 утра первые участники восхождения добрались до так называемого «Балкона» — зоны на высоте свыше 8500 метров, где из-за сильнейшего холода и отсутствия достаточного количества кислорода человек может находиться лишь строго ограниченное время. При этом цепочка альпинистов серьёзно растянулась — отстающие оказались попросту не готовы к подобным нагрузкам.
Кроме того, выяснилось, что верёвочные перила, идущие до южной вершины Эвереста (8748 метров), не готовы, и на устранение этой проблемы был потрачен ещё час.
До главной вершины Эвереста оставалось всего 100 метров, погода была солнечной и ясной, но многие из участников восхождения решают повернуть назад. Так поступили клиенты компании «Консультанты по приключениям» Фрэнк Фишбек, Лу Козицки, Стюарт Хатчинсон и Джон Таске.
В 13:07 первым в этот день главной вершины Эвереста достиг Анатолий Букреев. Спустя несколько минут туда же поднялся и журналист Джон Кракауэр.
Согласно жёстким нормам восхождения на Эверест, подъём должен быть прекращён в 14:00, вне зависимости от того, на каком расстоянии от вершины находятся участники. Более позднее начало спуска делает его крайне небезопасным.
В реальности члены обеих групп продолжали подниматься к вершине, что ставило их в тяжелейшее положение.
Затерянные в снежной буре
В 14:30 Анатолий Букреев начал спуск в «Лагерь 4». Опытный альпинист понимал, что возвращение с вершины для участников восхождения будет сложным. В этой ситуации он принял решение добраться до лагеря, подготовить дополнительные кислородные баллоны и выйти навстречу спускающимся. В группах оставались их опытные руководители, так что клиенты не были предоставлены сами себе.
К 15:00 погода стала портиться, начался снегопад. Однако даже в наступающей темноте выбившиеся из сил люди в нарушение всех правил безопасности продолжали пытаться добраться до вершины.
Последним из тех, о ком есть достоверная информация, на вершину поднялся руководитель «Горного безумия» Скотт Фишер. Это произошло в 15:45, то есть почти на два часа позже крайнего срока, предусмотренного для возвращения.
Дорогу вниз возвращающимся участникам восхождения преградила снежная буря. Метки, указывающие дорогу к спасительному «Лагерю 4», были заметены.
Руководитель «Консультантов по приключениям» Роб Холл оставался в районе так называемой «Ступени Хиллари» (8790 метров), где потерял сознание один из его клиентов, Даг Хансен. По рации Холл связался с лагерем, откуда к нему на помощь вышел Энди Харрис.
Один за всех
Более десятка участников восхождения, так и не добравшись до «Лагеря 4», блуждали в пурге, уже не рассчитывая на спасение. Они сбились в кучу, надеясь переждать непогоду. Как выяснилось потом, всего в 20 метрах от них находилась не замеченная ими пропасть, так что альпинисты были на краю гибели в прямом и переносном смысле.
В это время ещё одна драма разыгрывалась в «Лагере 4». Анатолий Букреев, переходя от палатки к палатке, уговаривал альпинистов выйти на помощь попавшим в беду людям. Ответом ему было молчание — никто не хотел отправляться на верную смерть.
И тогда русский альпинист пошёл в одиночку с запасом кислорода для погибающих.
За последующие несколько часов он сумел обнаружить и вывести к «Лагерю 4» троих совершенно обессилевших, едва живых людей — Шарлотту Фокс, Сэнди Питтман и Тима Мадсена.
Ещё несколько человек из двух групп сумели самостоятельно выйти к лагерю, когда снежная буря немного стихла.
Последний звонок
Около пяти утра на связь с лагерем вышел Роб Холл. Он сообщил, что Харрис, вышедший им на помощь, добрался до них, но позднее пропал. Даг Хансен умер. Сам Холл не мог справиться с обледеневшим регулятором кислородного баллона.
Спустя несколько часов Холл в последний раз вышел на связь. Через базовый лагерь по спутниковому телефону он позвонил жене, чтобы попрощаться с ней. Обмороженные руки и ноги не оставляли ему шансов на спасение. Вскоре после этого звонка он умер — тело его обнаружили спустя 12 дней.

Дженн и Роб Холл на Тибетском плато. Фото сделано до событий, показанных в фильме «Эверест»

Шерпы, вышедшие 11 мая на поиски других пропавших участников восхождения, обнаружили Скотта Фишера и Макалу Го, руководителя Тайваньской экспедиции. Фишер находился в тяжёлом состоянии, эвакуировать его не представлялось возможным, поэтому шерпы вывели лишь тайваньца, оставив руководителя «Горного безумия» на месте.
Последнюю попытку спасти друга предпринял Анатолий Букреев, сумевший добраться до Фишера примерно в 19:00 11 мая, но к этому моменту альпинист был уже мёртв.
«Во всём виноват русский»
Американец Бек Уизерс сумел самостоятельно добраться до лагеря в тот момент, когда все уже считали его мёртвым. Мужчина выжил, но из-за сильного обморожения перенёс ампутацию носа, правой руки и всех пальцев левой руки, а также ещё более полутора десятков различных операций.
Всего жертвами трагедии стали пять человек: гиды «Консультантов по приключениям» Роб Холл и Эндрю Харрис, их клиенты Дуг Хансен и Ясуко Намбо, а также гид «Горного безумия» Скотт Фишер.
Трагедия на Эвересте потрясла альпинистское сообщество. Масла в огонь подлил уже упоминавшийся Джон Кракауэр, написавший серию статей о происшедшем, а затем целую книгу под названием «В разреженном воздухе». Едва ли не главным виновником трагедии Кракауэр назвал Анатолия Букреева. По мнению журналиста, тот «растерялся, не сумел оценить ситуацию, проявил безответственность», бросив клиентов одних. В вину Букрееву было поставлено даже то, что он шёл без кислородного баллона и был «легко одет».
Журналистский авторитет Кракауэра сделал своё дело, и версию о вине Букреева стали активно тиражировать.
Награда от профессионалов
Сам альпинист все обвинения отвергал. О том, что он не использует кислорода при восхождениях, было известно всему альпинистскому сообществу, как и о том, что он является специалистом по скоростным восхождениям, при которых необходимость дополнительно утепляться пропадает. Оказав помощь клиентам при подъёме, Букреев отправился в лагерь встречать возвращающихся подопечных в соответствии с планом, ранее оговорённым им и Скоттом Фишером.
Не согласились с обвинениями в адрес Букреева и многие профессиональные альпинисты. Американский горновосходитель Гален Ровелл в своей статье так отозвался о спасении Букреевым трёх человек: «Сделанное им не имеет аналогов в истории мирового альпинизма.
Человек, которого многие называют «тигром Гималаев», сразу после восхождения
без кислорода на высшую точку планеты без всякой помощи несколько часов подряд
спасал замерзающих альпинистов… Говорить, что ему повезло, значит недооценивать совершённого им. Это был настоящий подвиг».
6 декабря 1997 года Американский альпийский клуб присудил Анатолию Букрееву премию имени Дэвида Соулса, вручаемую альпинистам, спасшим в горах людей с риском для собственной жизни.
Его забрали горы
Присуждение премии состоялось всего за 19 дней до гибели альпиниста. 25 декабря 1997 года при восхождении на гору Аннапурна вместе итальянцем Симоне Моро и казахстанским оператором Дмитрием Соболевым Анатолий Букреев попал под лавину. Из троих удалось выжить только Симоне Моро.
В 1997 году, незадолго до гибели, когда в Голливуде готовился первый фильм о трагедии 1996 года на Эвересте, Анатолий Букреев сказал: «На Западе мне после прошлогодней трагедии многое не нравится, потому что люди делают на этом большие, сумасшедшие деньги, преподнося события так, как хочется той же Америке, а не так, как это было на самом деле. Сейчас Голливуд снимает фильм, не знаю, что там сделают из меня — с красной звездой какой-нибудь, с флагом в руках — и как они преподнесут это американскому обществу — понятно, что это будет совершенно по-другому…»

Слова альпиниста оказались пророческими. И спустя 18 лет в голливудском блокбастере «Эверест» Анатолий Букреев, в немыслимых условиях спасший три человеческие жизни, остался для американских кинодеятелей странноватым чудаком, второстепенным персонажем.

Чудом выживший Бэк Уэзерс. Трагедия на Эвересте, 1996г.

После того, как мною была написана статья про гибель туристов на Кавказе, я был ошеломлён трагедией и начал изучать поведение людей в случае чрезвычайных ситуаций, рассматривая разные происшествия в горах. Во внимание попала и всем известная трагедия на горе Эверест в 1996 году.

Фильм «Эверест», премьера которого состоялась в 2015 году, рассказывает о попытке в 1996 году покорить самый высокий пик в мире. За основу фильма взяты реальные события. Трагедия получила широкую огласку в средствах массовой информации и вызвала полемику по самому широкому спектру вопросов, касающихся как организации коммерческих восхождений в целом, так и частных вопросов высотного альпинизма. Восемь альпинистов погибли. Один из клиентов того восхождения, доктор Бек Уэзерс (Beck Weathers) выжил, после чего он перенес по меньшей мере десять операций. В 2000 году выйдет в свет его книга под названием: «Брошенный умирать: Мое путешествие домой с Эвереста». Бэк Уэзерс и актёр Джош Бролин на премьере фильма Эверест к содержанию ↑

Читать еще:  Тросики переключения передач

Интервью с Бэком Уэзерсом

Какие впечатления после просмотре фильма «Эверест»?

«Почти весь сюжет легко укладывается в голове, так как я знаю людей, я знаю историю, которая в фильме на самом деле очень точная. Некоторые фрагменты фильма просто переполняют волной эмоций, и есть моменты, которые мне очень трудно смотреть. Это те моменты, когда моя жена, Пич, должна была сказать нашим двум детям, что я мертв и не вернусь домой. Это очень тяжёлое переживание для меня. Операция по спасению Бэка Уэзерса

Что с подвигло Вас идти на Эверест?

«До Эвереста у меня было всё, что я только мог желать, и жизнь потеряла смысл, именно поэтому я искал новых ощущений и купил путёвку на гору смерти. Когда я вернулся с Эвереста, то возникла другая проблема. Я был ужасно подавлен. Каждый день я находил что-то, что могло бы вызвать оптимизм, и могло бы доставить мне удовольствие, которого бы я не получил, если бы я погиб на Эвересте.»

Как изменилась ваша жизнь после Эвереста?

«У меня никогда не было кошмаров, связанных с Эверестом. Я не знаю почему, но нет чувства посттравматического стресса или чего-то еще. Я просто принял свою реальность. Принял всё, как есть. Я уничтожил все сомнения типа: «А если. А вдруг. Может быть и так далее и тому подобное. Бэк Уэзерс с женой Пич и сыном

Удивительно то, что последние 20 лет станут моими лучшими годами жизни. Я отказался от некоторых частей тела, но я вернул свой брак, я вернул свои отношения со своими детьми, у меня появилась внучка… В общем, если бы мне пришлось пройти всё это снова, — каждую боль, каждое страдание, то я бы сделал это снова в одно мгновение». Книга Бэка Уэзерса «Брошенный умирать: Мое путешествие домой с Эвереста»

Кстати, книга Бэка Уизерса не переведена на русский язык, но в сети интернет есть много мошенников, которые пытаются продать эту книгу в переводе. Так что будьте осторожны! к содержанию ↑

Отрывок из книги Бэка Уэзерса «Брошенный умирать»

Вечером 10 мая 1996 года в верховьях Эвереста началась смертоносная метель, заставшая меня и десятки других альпинистов высоко в зоне смерти самой высокой горы Земли.

Буря начиналась как низкое отдаленное рычание, а затем быстро превратилась в воющий белый туман, пронизанный ледяными шариками. Он обрушился на гору Эверест, чтобы поглотить нас за несколько минут. Мы не могли видеть ничего дальше своего носа. Человек, стоящий рядом с тобой, просто исчез в белой пустоте. Скорость ветра в ту ночь превысила 70 метров в секунду. Температура окружающей среды упала до шестидесяти ниже нуля.

Метель обрушилась на нашу группу альпинистов в тот момент, когда мы осторожно спустились с самой высоты, известной как «Треугольник над Четвертым Лагерем», или «Верхний Лагерь», на Южной седловине Эвереста, пустынном месте скал и льда.

Восемнадцать часов назад мы отправились с Южного Седла на вершину, воодушевленные, когда мы плелись по безмятежному и безоблачному ночному небу, которое манило нас все время вверх до рассвета, когда оно уступило захватывающему восходу солнца над крышей мира.

Затем наступило смятение и бедствие.

Из восьми клиентов и трех гидов в нашей группе пятеро из нас, включая меня, так и не добрались до вершины. Из шести вышедших на высоту четверо погибло во время шторма. Среди них был наш тридцатипятилетний руководитель экспедиции Роб Холл, нежный и с юмором новозеландец, обладающий мифическим альпинистским мастерством. До того, как он замерз в снежной яме на вершине Эвереста, Роб передавал по радио душераздирающее прощание с его беременной женой Джен Арнольд, которая находилась дома в Крайстчерче.

Другим печальным и летальным исходом стала гибель крошечной сорока семи летней альпинистки Ясуко Намба, последний человеческий контакт которой был со мной. Мы вдвоем лежали, прижавшись друг к другу на Южном Седле, всего в четырёхстах метрах от лагеря, где было тепло и безопасно.

Четыре других альпиниста также погибли во время шторма, что сделало 10 мая 1996 года самым смертоносным днем ​​на Эвересте за семьдесят пять лет после того, как бесстрашный британский школьный учитель Джордж Ли Мэллори впервые попытался подняться на гору.

10 мая началось благоприятно для меня. Я был потрясен и потрясен огромными усилиями, чтобы продвинуться так далеко, но я также был настолько сильным и ясным, насколько любой сорок девятилетний альпинист-любитель может рассчитывать на тяжелые физические и умственные нагрузки на большой высоте. Я уже поднялся на восемь других крупных гор по всему миру, и я работал, как животное, чтобы добраться до этой точки, одержимый испытанием себя против самой сложной задачи.

Я знал, что менее половины экспедиций на Эверест когда-либо ставили одного участника — клиента или гида — на вершину. Но я хотел присоединиться к еще более избранному кругу, пятидесяти или около того людям, которые выполнили так называемый квест восхождения на Семь самых высоких Вершин мира. Если бы я взошел на Эверест, у меня осталась бы только одна гора.

Я также знал, что около 150 человек погибли на горе, большинство из них в лавинах. Эверест поглотил несколько десятков этих жертв, погребая их на своих снежных склонах и ледниках. Как будто, чтобы подчеркнуть свое огромное безразличие ко всему альпинистскому предприятию, Эверест высмеивает его мертвых. Ледники, медленно перемалывая ледяные реки, несут разбитые трупы альпинистов вниз, подобно такому большому количеству детрита, который откладывается на куски десятилетиями спустя, намного ниже.

Распространено, как внезапная, драматическая смерть среди альпинистов, на самом деле никто не ожидает гибели на большой высоте. Я, конечно, не знал и никогда не задумывался о том, должен ли муж среднего возраста и молодой отец рисковать своей шеей таким образом. Я очень любил скалолазание: дух товарищества, приключения и опасность, и — по ошибке — раздувание эго.

Я, так сказать, впал в скалолазание, волей-неволей ответ на сокрушительный приступ депрессии, который начался в моей середине тридцатых годов. Это расстройство уменьшило мою хроническую низкую самооценку до бездонной пропасти отчаяния и страданий. Я отшатнулся от себя и своей жизни и был очень близок к самоубийству.

Тогда спасение. Во время семейного отдыха в Колорадо я обнаружил трудности и преимущества альпинизма и постепенно стал рассматривать этот вид спорта как свою дорогу к спасению. Я обнаружил, что карательный режим тренировки задерживал темноту каждый день на несколько часов. Благословенное превышение. Я также приобрел твердые мускулы и значительно улучшил свою выносливость, два новых источника гордости.

Оказавшись в горах (чем бесплоднее и отдаленнее, тем лучше), я мог сосредоточиться на лазании, не отвлекаясь, чтобы убедить себя в том, что покорение всемирно известных гор является свидетельством моей хрупкости и мужественного характера. Я пил в моменты искреннего удовольствия, удовлетворения и дружелюбия в дикой природе со своими товарищами-альпинистами.

Но лекарство со временем начало меня убивать. Наконец-то черная собака упала, но я продолжал тренироваться и лазать, тренироваться и лазать. Высотный альпинизм и признание, которое он принес мне, стали моей пустой одержимостью. Когда моя жена Пич предупредила, что эта моя холодная страсть разрушает центр моей жизни, и что я систематически предаю любовь и преданность своей семьи, я слушал, но не слышал ее.

Патология углубилась. Все больше погружаясь в себя, я убедил себя в том, что я адекватно выражаю свою любовь к своей жене, дочери и сыну, свободно следя за их материальными потребностями, даже когда я эмоционально оставляю их. Я бесконечно благодарен за то, что они, в свою очередь, не покинули меня, хотя, я мог позволить нанять себе сиделку, так как у меня были средства от страховой компании.

Фактически, с каждым из моих продолжительных вылазок в дикую природу стало яснее, по крайней мере, для беспокойного ума Пич, что я, вероятно, собираюсь убить себя, повторяющийся подтекст моей жизни. В конце концов, это то, что нужно, чтобы разрушить заклинание. 10 мая 1996 года гора начала забирать меня, и я медленно сдался. Дрейф в бессознательное состояние не был неприятным, когда я погрузился в глубокую кому на Южном Седле, где мои товарищи-альпинисты в конечном итоге оставили меня умирать.

Пич получила новости по телефону в 7:30 утра находясь в нашем доме в Далласе. Затем произошло чудо на высоте 8000 метров. Я открыл глаза.

Моей жене едва удалось покончить с мучительной задачей — сказать нашим детям, что их отец не придет домой, когда прозвучал второй телефонный звонок, сообщив ей, что я не так мертв, как мне казалось.

Каким-то образом я пришел в сознание на Южном Седле — я не понимаю, как — и был потрясен своими чувствами, а также своими ногами, достаточно сильными, чтобы побороть мой разум. Я не церковный и не особенно духовный человек, но я могу сказать вам, что какая-то сила внутри меня отвергла идею о смерти в последний момент, а затем направила меня, слепого и спотыкающегося — буквально мертвого человека, идущего — в лагерь и шаткое начало моего возвращения к жизни. 07.03.2019 Мажордом Туристские Походы 0 3193

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector