1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Приют одиннадцати на эльбрусе

Станция «Приют 11» на юго-восточном склоне Эльбруса

Для истинных поклонников альпинизма в целом и горы Эльбрус в частности «Приют одиннадцати» — это не просто красивые слова, а целая эпоха в развитии отечественного восхождения. «Приют 11» — не только удобная высокогорная гостиница или база, на протяжении более чем полувека принимавшая постояльцев и дарившая кров во время сложных переходов, а скорее ключевая точка для русского альпиниста, связывающего свое настоящее с Кавказскими горами.

Дедушка русского альпинизма

Как ни странно, но столь знаменательное для отечественного альпинизма понятие «Приют 11» связано с иностранцем – уроженцем Швейцарии Рудольфом Лейцингером (1843-1910). Страстный альпинист и поклонник горных вершин, а как иначе мог относиться к горам рожденный в Швейцарии молодой человек, был беззаветно влюблен в горный Кавказ. Возможно, именно эта страсть и стала причиной его переезда в Россию в 1863 году. Добившись колоссального успеха в промышленной и финансовой деятельности, уже в 1888 году он переезжает в Пятигорск – поближе к столь желанному Эльбрусу. Для города Лейцингер делал так много, как мог: основал Цветник, заложил трамвайную линию, отдал свою усадьбу под штаб Кавказского Горного общества, всячески поощрял увлечения молодежи альпинизмом.

Уроженцу живущей туризмом Швейцарии Пятигорье представлялось подобной же туристической меккой. Именно поэтому Лейцингер столь активно занимался развитием края, прокладыванием туристских троп, строительством хижин для восходителей, выпуском Ежегодника КГО со статьями известных ученых и топографов.

Именно группой экскурсантов, состоящей из одиннадцати человек, в 1909 году во время восхождения по тропе от поляны Азау к Восточным склонам Эльбруса был заложен будущий «Приют одиннадцати». Вряд ли кто-то из 11 восходителей того похода подозревал, сколь символичной окажется их шутливая надпись на камнях возле разбитых палаток. Сам Лейцингер одобрил это место для будущей стоянки, столь же положительно он отнесся и к названию – «Приют 11». Символично, что такой важный шаг в истории развития альпинистского движения Кавказа был сделан при жизни «Дедушки русского альпинизма», как после смерти в 1910 году стали именовать господина Лейцингера.

Приют одиннадцати: от времянки для монументального строения

В 1929 году на Эльбрусе, на месте, отмеченном как «Приют 11», была возведена обшитая железом деревянная будка, которой, впрочем, оказалось недостаточно для большого количества желающих подняться на вершину по этому маршруту.

На стены этого некрепкого на вид здания также была перенесена символичная надпись «Приют одиннадцати». Но уже в 1932 году будка была заменена бараком, вмещавшим не более 40 туристов, с плоской крышей, на которой размещали палатки из-за невозможности разместить всех желающих в самом здании. Но строительство полноценного здания базы для альпинистов началось только в 1937-38 годах, когда необходимость в большом и вместительном помещении стала наиболее остро.

Всемирно известный «Приют одиннадцати» был спроектирован известным альпинистом, архитектором и строителем дирижаблей Николаем Поповым. Видимо, именно поэтому здание напоминало этот воздушный транспорт своей формой.

Трудно осознать, с какими сложностями и проблемами столкнулись строители в процессе возведения новой базы. До начала подготовки площадки и собственно возведения максимально комфортабельного в подобных условиях убежища необходимо было доставить к месту строительства взрывчатку, геодезические инструменты и прочее. Груженые караваны ослов потянулись по опасным тропам только после ухода последних туристов. Середина 1937 года оглушила Восточный склон великой горы мощными взрывами подготовительных работ, активность которых позволила достаточно быстро расчистить площадку для будущего строения. Очередная сложность состояла в том, что доставить материалы для возведения здания по тому же пути было практически невозможно, а если и возможно, то это отняло бы не менее пяти лет.

Исследователями было принято решение о возведении надежных мостов между трещинами в леднике на другой стороне склона, где рельеф был более пологим. Быки, лошади, ишаки, сани, повозки и прочие средства – все использовалось для того, чтобы как можно быстрее доставить необходимые материалы. Особенности погоды заставляли работать только ночью и утром, когда дорога была скована морозом.

Уже к концу осени 1938 года на склоне вырисовывался силуэт жилого здания, который был оснащен и котельной, и дизельной. Сами строители не уставали восхищаться чудом инженерной мысли великого Попова, который смог создать нечто столь великое, полезное и рациональное для будущих поколений альпинистов. Монументальный первый этаж был возведен из дикого камня, а второй и третий, формой напоминавшие не то надутый дирижабль, не то кабину автобуса, представляли собой деревянный каркас, наполненный плитами-утеплителями и оббитый оцинкованным железом.

Удобные комнаты на 2-8 человек, рундуки для личных вещей, душевые, кухня, водоснабжение, канализация и отопление – выстроенная база ничем не напоминала первый «Приют 11», а скорее походила на первоклассную гостиницу с уникальным видом из окна.

Трагедия приюта 11

Просуществовал «Приют 11» не столь долго, как планировали его создатели. Оставшись невредимым во время Великой Отечественной войны, простояв заброшенным вплоть до 1957 года, он принимал туристов вплоть до трагических событий 16 августа 1998 года. Трагическая случайность (по одной из версий на огонь вместо кастрюли с водой была поставлена емкость с бензином) привела к практически полному разрушению здания из-за огня.

Читать еще:  Шипованные велопокрышки

К счастью, человеческих жертв удалось избежать, равно как и серьезных травм. Потерю вещей и снаряжения альпинисты восприняли стоически, а вот гибель самого здания оказалась для многих серьезным ударом.

Нарушения техники безопасности приписывают как венграм, путешествующим без сопровождения, так и чешским туристам с российским гидом. Однако официальные обвинения никому не были предъявлены, поскольку весомых доказательств нет.

Сегодня на Эльбрусе «Приют одиннадцати» ничем не напоминает то великолепное и монументальное здание, которым оно было задумано. Руины и обгоревшие обломки былой славы хоть и защищают туристические палатки от урагана и снега, но не могут подарить им былого тепла и уюта. В настоящее время строительство новой гостиницы, проект которой отдаленно напоминает осовремененный «Приют», продолжается достаточно медленными темпами. Альпинисты России и всего мира не теряют надежды вновь увидеть расцвет этого региона, а новенькая база должна стать финальной точкой, которая ознаменует верность идеалам Лейценгера, Попова и сотен других сподвижников русского и мирового альпинизма.

Приют одиннадцати

Новости

Походам быть! Информация по предстоящим путешествиям

Изменение режима работы офиса в Москве!

Успешно прошли два лыжных похода в Хибинах! Отзывы участников + видео

Режим работы офисов в праздничные дни

Фото: Так выглядел «Приют 11»

Приютом называют место, где можно спрятаться, укрыться, спастись. Это понятие используют в альпинизме. Такое место позволяет переждать непогоду, согреться, дождаться помощи. На склонах Эльбруса имеется несколько приютов. Один из старейших называется «Приют одиннадцати». Он находится на юго-восточном склоне горы. Его не миновать при восхождении на Западную и Восточную вершины Эльбруса.

От хижины до дирижабля

Интригует само название приюта. Однако история его появления довольно банальна. В начале XX века в Пятигорске действовало Кавказское горное общество. Оно объединяло любителей географии и альпинизма. В 1909 году группа из 11 членов общества отправилась в поход на Эльбрус. На высоте около 4 тысяч метров они разбили временный лагерь. Покидая его, альпинисты на камне сделали краской надпись «Приют 11». Спустя 20 лет на этом месте построили хижину, сохранив название.

Изначально это было здание из досок, обитое железом. В нем могло разместиться около четырех десятков человек. Вызывают уважение люди, способные поднять на такую высоту большое количество стройматериалов. Поскольку приют пользовался популярностью и не мог вместить всех желающих, неминуемо встал вопрос о его расширении. Архитектор и альпинист Николай Попов разработал проект трехэтажной горной гостиницы на сто человек.

Строительство началось в 1938 году. Для доставки стройматериалов пришлось наводить переправы через трещины во льду. Поскольку Попов был также конструктором дирижаблей, здание напоминало цеппелин. При нем была котельная и дизельная, где поставили генератор. В общей сложности на строительство ушло около года. Первые постояльцы появились в приюте во второй половине 1939 года. Долгие годы это была самая высокогорная гостиница в Европе.

Фото: На пути к вершине

Через тернии к звездам

В 1942 году «Приют 11» захватили немцы. Работавшие там метеорологи успели спуститься в Баксанское ущелье. Гостиница послужила базой немецким егерям для восхождения на вершину Эльбруса, где они установили свой флаг. Для Германии это символизировало победу над Кавказом. Однако после Сталинградской битвы немецкие горные стрелки были вынуждены покинуть регион. В феврале 1943 года около двадцати советских альпинистов поднялось до приюта, а потом сняли с вершины нацистскую символику.

Поскольку здание было сильно повреждено, после войны приступили к его восстановлению, а потом передали ученым. В 1951 году в приюте появилось электричество. Однако ветром повалило опоры ЛЭП, и ученые были вынуждены покинуть здание. В нем тут же обосновались альпинисты. На третьем этаже даже был устроен музей. Долгое время приют не имел официального хозяина. Результатом стал пожар, который уничтожил здание. Это случилось в 1998 году.

Только спустя три года появился проект реконструкции приюта. Остатки сгоревшего здания разобрали, а бывшую дизельную станцию переоборудовали в жилой комплекс, рассчитанный на 70 человек. Рядом поставили несколько жилых вагончиков. Теперь «Приют 11» принимает для отдыха и акклиматизации альпинистов, совершающих восхождение на Эльбрус по южному маршруту.

Наш турклуб предлагает следующие программы походов:

Бой за «Приют 11» на Эльбрусе

Сколько уже информации о ВОВ распространено, экранизировано и стало легендой. Однако до сих пор многие находят для себя ранее не известные события этой войны. Вот как я например только что познакомился с событиями Великой Отечественной Войны на Эльбрусе.

Это произошло почти как у Высоцкого. Он повёл свой отряд наверх, в облака — и не вернулся из боя. Пропал. Но в этот раз случилось почти чудо. Лейтенант Гурен Григорьянц — защитник Эльбруса — через 70 лет всё же вернулся.

В песне Владимира Высоцкого бой шёл между двумя отрядами альпинистов. Но летом 42-го вышло иначе.

Гурен Григорьянц альпинистом не был. Заведующий парикмахерской при банно-прачечном комбинате — трудно придумать более далёкую от гор профессию. Но так уж сложилось, что его судьба оказалась неотделима от льдов Эльбруса. В самом прямом смысле этого слова.

«Приют 11»… высота чуть больше четырёх тысяч метров. Долгие годы это была самая высокогорная гостиница в СССР и России.

В августе 1942-го её заняли немецкие горные егеря. После этого они установили на Эльбрусе нацистские флаги и активно использовали этот факт в пропаганде, «подтверждая» успехи на Кавказе. Однако фактически горные перевалы крепко держали советские войска, которые неоднократно пытались выбить противника из «Приюта 11» и с прилегающих высот.

В конце сентября 1942 года против отборных бойцов дивизии «Эдельвейс» в атаку бросили солдат 242-й горнострелковой дивизии. Защитники успешно отразили первую попытку егерей прорваться по Баксанскому ущелью. Тогда командование оперативной группы решило попытаться атаковать. Части 63-й кавдивизии сменили на перевалах бойцов из 242-й горнострелковой.

Читать еще:  Воздушные виды спорта


Немецкий солдат охраняет «Приют 11»

По плану советские силы должны были выбить немцев с перевалов Чипер-азау, Чвибери, Хотю-тау и самого Эльбруса: базы «Кругозор» и гостиницы «Приют 11».

Кроме горнострелков на Эльбрусе должны были действовать бойцы особой группы отрядов НКВД, в которые входили опытные инструкторы‑альпинисты.

Вечером 26 сентября на склонах самой высокой горы Европы вспыхнул бой. 27 сентября наблюдатели заметили: противник численностью до 40 человек перешёл с базы «Кругозор» на перевал Чипер‑азау.

Да и наши артиллеристы обнадёжили: в районе «Приюта 11» они накрыли два вражеских станковых пулемёта и миномёт, что облегчало предстоящий штурм.

На следующий день горнострелкам предстояло атаковать немцев на перевалах Чвивери и Чипер-азау. А отдельному отряду, сформированному из лучших бойцов 897-го горнострелкового полка, поставили задачу наступать на «Приют 11» и овладеть им.


Гурен Григорьянц

Всего их было 102 человека, включая командира — лейтенанта Гурена Григорьянца.

Сам офицер был из 214-го кавполка. Поэтому часто пишут, что и вся рота была кавалерийской. Но кавалеристами были только разведчики и командир, уже воевавшие на Эльбрусе.

Вечером 27 сентября отряд лейтенанта Григорьянца начал свой путь к леднику Эльбруса.

Обычно на Эльбрусе туман считается одной из главных опасностей. Вот ты любуешься пронзительно-синим небом и вершинами вокруг — а через несколько минут всё вокруг уже затянуто мглой. И каждый шаг — словно по минному полю. Не дай бог сбиться с тропы и угодить в ледовую трещину.

Рассеявшаяся мгла, которая могла облегчить наступление группы, обнаружила бойцов. Завязался бой.

Из оперативной сводки №23 штадива 242:

«Группа Григорьянца в количестве 102 человек на подступах к ПРИЮТ ОДИННАДЦАТИ была встречена ружейно-пулемётным и миномётным огнём противника, понесла большие потери, попала в окружение, из которого вышли 4 человека. Григорьянц ранен в обе ноги, остался на поле боя, судьба его неизвестна.»


Немецкий егерь дивизии «Эдельвейс» у «Приюта 11»

Основные бои в те дни шли за перевал Чвивери. Вечером 30 сентября горнострелки выбили с него егерей. Но через сутки немцы подтянули дополнительные силы и отбили перевал обратно.

А подробности о схватке за «Приют 11» в дивизии узнали от вышедших к своим раненых.

Из доклада начальника штаба 242 горнострелковой дивизии следует, что бойцы Григорьянца, несмотря на превосходство врага в численности и технике, продолжали продвигаться вперёд. Они не сдавались, даже когда в живых осталось около трети отряда.

«Остатки бойцов залегли и вели бой до 14.00 28.09.42 г.
Пользуясь превосходством в живой силе и большой насыщенности огня, противнику удалось окружить остатки отряда. Из отряда вышел только один раненый комиссар (политрук Елисеев) и три раненых бойца. Высланный на помощь отряд был встречен огнём противника на пути и не смог оказать помощи группе лейтенанта Григорьянца».

Обычно пишут, что лейтенанта представили к награде посмертно. Но на самом деле представление к ордену Красной Звезды подписали ещё за две недели до его гибели. «Продолжает нести боевую разведку», «действует решительно и смело». Там, в этих строках, офицер ещё жив. А вот получить орден он уже не успел.

Долгое время единственным свидетельством о дальнейшей судьбе Григорьянца считался рассказ немецкого командира Эльбрусского участка обороны, майора Ханса Майера. В своих воспоминаниях он рассказал про бой с группой опытных альпинистов, которые три дня поднимались на Эльбрус по северному склону. Немец упомянул и о взятом в плен командире — раненом лейтенанте. И о якобы застрелившемся комиссаре.

Считалось, что раненый офицер, о котором упоминал Майер — и есть лейтенант Григорьянц. Но, скорее всего, для немецкого командира в один бой слились атаки двух групп — горнострелков и отряда НКВД под командованием старшего лейтенанта Максимова. Ведь командир горнострелков так и остался на поле боя.

В 2014 году подтаявший ледник Эльбруса отдал то, что хранил более 70 лет. Альпинистская разведрота спецназа 34-го разведывательного батальона Южного военного округа (ЮВО) и местные поисковики обнаружили тела погибших в 42-м бойцов.

Документов при нём не было, но сохранились наколки на руках и предплечье, явно указывающие на криминальное прошлое. Много ли офицеров были ранее осуждёнными?

Покопавшись в архивах, поисковики выяснили: Гурен Агаджанович Григорьянц в конце 20-х провёл в тюрьме четыре года, после чего был освобождён со снятием судимости.


Памятник защитникам Приэльбрусья

Сомнений в том, что нашли именно его, не оставалось.

Он вернулся из боя через 70 с лишним лет. И снова лёг рядом со своими бойцами — в братской могиле около памятника защитникам Приэльбрусья в посёлке Терскол.

Бой за « Приют 11» и командир, вернувшийся через 70 лет

Это произошло почти как у Высоцкого. Он повёл свой отряд наверх, в облака — и не вернулся из боя. Пропал. Но в этот раз случилось почти чудо. Лейтенант Гурен Григорьянц — защитник Эльбруса — через 70 лет всё же вернулся.

Это произошло почти как у Высоцкого. Он повёл свой отряд наверх, в облака — и не вернулся из боя. Пропал. Но в этот раз случилось почти чудо. Лейтенант Гурен Григорьянц — защитник Эльбруса — через 70 лет всё же вернулся.

В песне Владимира Высоцкого бой шёл между двумя отрядами альпинистов. Но летом 42-го вышло иначе.

Гурен Григорьянц альпинистом не был. Заведующий парикмахерской при банно-прачечном комбинате — трудно придумать более далёкую от гор профессию. Но так уж сложилось, что его судьба оказалась неотделима от льдов Эльбруса. В самом прямом смысле этого слова.

Читать еще:  Интегрированная каретка

« Приют 11»… высота чуть больше четырёх тысяч метров. Долгие годы это была самая высокогорная гостиница в СССР и России.

В августе 1942-го её заняли немецкие горные егеря. После этого они установили на Эльбрусе нацистские флаги и активно использовали этот факт в пропаганде, « подтверждая» успехи на Кавказе. Однако фактически горные перевалы крепко держали советские войска, которые неоднократно пытались выбить противника из « Приюта 11» и с прилегающих высот.

Мерцал закат, как блеск клинка. Свою добычу смерть считала

В конце сентября 1942 года против отборных бойцов дивизии « Эдельвейс» в атаку бросили солдат 242-й горнострелковой дивизии. Защитники успешно отразили первую попытку егерей прорваться по Баксанскому ущелью. Тогда командование оперативной группы решило попытаться атаковать. Части 63-й кавдивизии сменили на перевалах бойцов из 242-й горнострелковой.

По плану советские силы должны были выбить немцев с перевалов Чипер-азау, Чвибери, Хотю-тау и самого Эльбруса: базы « Кругозор» и гостиницы « Приют 11».

Кроме горнострелков на Эльбрусе должны были действовать бойцы особой группы отрядов НКВД, в которые входили опытные инструкторы‑альпинисты.

Вечером 26 сентября на склонах самой высокой горы Европы вспыхнул бой. 27 сентября наблюдатели заметили: противник численностью до 40 человек перешёл с базы « Кругозор» на перевал Чипер‑азау.

Это значило, что силы немцев на самом Эльбрусе уменьшились.

Да и наши артиллеристы обнадёжили: в районе « Приюта 11» они накрыли два вражеских станковых пулемёта и миномёт, что облегчало предстоящий штурм.

На следующий день горнострелкам предстояло атаковать немцев на перевалах Чвивери и Чипер-азау. А отдельному отряду, сформированному из лучших бойцов 897-го горнострелкового полка, поставили задачу наступать на « Приют 11» и овладеть им.

Всего их было 102 человека, включая командира — лейтенанта Гурена Григорьянца.

Сам офицер был из 214-го кавполка. Поэтому часто пишут, что и вся рота была кавалерийской. Но кавалеристами были только разведчики и командир, уже воевавшие на Эльбрусе.

Вечером 27 сентября отряд лейтенанта Григорьянца начал свой путь к леднику Эльбруса.

Взвод зарывался в облака. И уходил по перевалу

Обычно на Эльбрусе туман считается одной из главных опасностей. Вот ты любуешься пронзительно-синим небом и вершинами вокруг — а через несколько минут всё вокруг уже затянуто мглой. И каждый шаг — словно по минному полю. Не дай бог сбиться с тропы и угодить в ледовую трещину.

Но тогда, в сентябре 42-го, опасность тумана была не в том, что он внезапно появился. А в том, что он внезапно прошёл…

Рассеявшаяся мгла, которая могла облегчить наступление группы, обнаружила бойцов. Завязался бой.

Из оперативной сводки № 23 штадива 242:

« Группа Григорьянца в количестве 102 человек на подступах к ПРИЮТ ОДИННАДЦАТИ была встречена ружейно-пулемётным и миномётным огнём противника, понесла большие потери, попала в окружение, из которого вышли 4 человека. Григорьянц ранен в обе ноги, остался на поле боя, судьба его неизвестна.»

Основные бои в те дни шли за перевал Чвивери. Вечером 30 сентября горнострелки выбили с него егерей. Но через сутки немцы подтянули дополнительные силы и отбили перевал обратно.

А подробности о схватке за « Приют 11» в дивизии узнали от вышедших к своим раненых.

Из доклада начальника штаба 242 горнострелковой дивизии следует, что бойцы Григорьянца, несмотря на превосходство врага в численности и технике, продолжали продвигаться вперёд. Они не сдавались, даже когда в живых осталось около трети отряда.

« Остатки бойцов залегли и вели бой до 14.00 28.09.42 г.
Пользуясь превосходством в живой силе и большой насыщенности огня, противнику удалось окружить остатки отряда. Из отряда вышел только один раненый комиссар ( политрук Елисеев) и три раненых бойца. Высланный на помощь отряд был встречен огнём противника на пути и не смог оказать помощи группе лейтенанта Григорьянца».

Обычно пишут, что лейтенанта представили к награде посмертно. Но на самом деле представление к ордену Красной Звезды подписали ещё за две недели до его гибели. « Продолжает нести боевую разведку», « действует решительно и смело». Там, в этих строках, офицер ещё жив. А вот получить орден он уже не успел.

Долгое время единственным свидетельством о дальнейшей судьбе Григорьянца считался рассказ немецкого командира Эльбрусского участка обороны, майора Ханса Майера. В своих воспоминаниях он рассказал про бой с группой опытных альпинистов, которые три дня поднимались на Эльбрус по северному склону. Немец упомянул и о взятом в плен командире — раненом лейтенанте. И о якобы застрелившемся комиссаре.

Считалось, что раненый офицер, о котором упоминал Майер — и есть лейтенант Григорьянц. Но, скорее всего, для немецкого командира в один бой слились атаки двух групп — горнострелков и отряда НКВД под командованием старшего лейтенанта Максимова. Ведь командир горнострелков так и остался на поле боя.

Возвращение

В 2014 году подтаявший ледник Эльбруса отдал то, что хранил более 70 лет. Альпинистская разведрота спецназа 34-го разведывательного батальона Южного военного округа ( ЮВО) и местные поисковики обнаружили тела погибших в 42-м бойцов.

Был среди них и советский лейтенант.

Документов при нём не было, но сохранились наколки на руках и предплечье, явно указывающие на криминальное прошлое. Много ли офицеров были ранее осуждёнными?

Покопавшись в архивах, поисковики выяснили: Гурен Агаджанович Григорьянц в конце 20-х провёл в тюрьме четыре года, после чего был освобождён со снятием судимости.

Сомнений в том, что нашли именно его, не оставалось.

Он вернулся из боя через 70 с лишним лет. И снова лёг рядом со своими бойцами — в братской могиле около памятника защитникам Приэльбрусья в посёлке Терскол.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector