4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Изобретатель парашюта

История создания парашюта, кто изобрел первым?

Древние записи свидетельствуют, о попытках людей спускаться с башен, деревьев и скал при помощи различных приспособлений, напоминающих зонт. К сожалению, подобного рода попытки заканчивались увечьем, а иногда даже смертью. Но мечта покорить небо не давала покоя человеку, или если не летать, то хотя бы не так быстро падать…

Первые теоретики

В XIII веке Роджер Бэкон — английский философ и испытатель, в своих работах писал о возможности опираться на воздух при использовании вогнутой поверхности. Но сама идея создания парашюта пришла Леонардо да Винчи, в его работах — 1495 г., упоминается о возможности безопасного спуска с высоты.

В чертежах, датируемых 1843 годом, красуется пирамидальная конструкция будущего небесного купола. Леонардо да Винчи писал: «Если у человека есть шатёр из накрахмаленного полотна шириной в 12 локтей и вышиной в 12, то он сможет бросаться с любой высоты, без опасности для себя». Таким образом, по расчетам Леонардо, парашют должен был иметь площадь 60 м² – цифра довольно близка к современным стандартам.

Однако идею свою в жизнь итальянец не воплотил: в те времена, аристократы и прочие прожигатели жизни не находили удовольствия в прыжках в пропасть со скал с шатрами за спинами, они предпочитали войны. И чертежи парашюта легли на пыльные полки итальянских библиотек. Еще одним теоретиком, развивавшим идею полетов под шатрами и куполами, был итальянец с весьма говорящим именем Фауст Веранчино, который подробно описал аппарат, подобный изобретению своего знаменитого земляка. В своей работе он уточнил, что объем купола должен быть соотнесен с весом прыгающего. Однако еще долго разработка его никому не была нужна.

Практические попытки и авторы

Спустя 200 лет появились первые желающие спрыгнуть с башни или скалы и остаться при этом живым. Вот только абсолютно точно назвать, кто изобрел парашют, невозможно, слишком многие претендуют на авторство. Здесь и итальянцы, и чехи с венграми. Однако история предпочитает называть француза Луи Ленормана.

Точно известно, что дал парашюту его название француз Луи Себасьтян Ленорман, его же принято считать официальным изобретателем парашюта в современном понимании. Первый прыжок отчаянный изобретатель совершил 26 декабря 1783 года. Ленорман совершил прыжок с башни обсерватории в городе Монпелье, о чем свидетельствует гравюра того времени. Он и дал современное название изобретению, этимология которого предельно проста: «пара» означает «против», а «шюте» — «падение».

Первым же, кто опробовал изобретение Леонардо, был француз Лавен в начале XVII века. Двигала им вовсе не жажда адреналина, а жажда свободы – он был заключенным одной из неприступных французских крепостей, и решил сбежать. Сшив парашют из простыней, дополнив конструкцию китовым усом и веревками, смельчак спрыгнул с крепостной стены вниз, в реку, и приводнился вполне удачно и завершил свой побег.

В следующий раз прыжок с прототипом парашюта совершает приговоренный на смерть Жан Думье: в качестве казни должен был испытать новое изобретение, летающий плащ профессора Фонтанжа. Спрыгнув с высокой башни, Жан остался жив, и, в качестве награды, ему даровали жизнь и свободу.

Затем мода на воздушные шары дала толчок к новому витку развития парашютов, ведь теперь было, откуда падать. Тут и появился уже упомянутый нами Ленорман, который совершил свой исторический прыжок на парашюте, очень напоминающем по конструкции современный. Начинал Ленорман с попытки безопасного прыжка с первого этажа и двух раскрытых зонтиков, потом пускал в полет на парашюте различные предметы и животных.

Однако практического применения парашюты опять не нашли – в корзинах воздушных шаров крепить их было совершенно неудобно. Да и они имели существенный недостаток: при снижении парашюта купол сильно раскачивался. Разобраться с этим смогли лишь в девятнадцатом веке англичане: они экспериментальным путем выяснили, что парашют должен иметь форму конуса, в полостях которого образуется пространство разреженного воздуха, а при разности давлений на парашют сверху и снизу существенно замедлится и его падение. Правда, ученый Кокинг, сделавший это открытие, на своем же парашюте и разбился насмерть. Тогда другой англичанин – Лаланд – додумался сделать в куполе парашюта небольшое отверстие для обратного хода воздуха, что позволит уменьшить разность давлений и спасти жизнь парашютисту. Во многих современных системах парашютов это отверстие используется и в наши дни.

Необходимость парашютов в авиации

В XX веке, начинает бурно развиваться авиация, и парашют становится жизненно необходимым. Но существовавшие в те времена парашюты были излишне громоздкими, и в самолеты банально не помещались. Первый парашют для авиации создал наш соотечественник, Глеб Евгеньевич Котельников.

Купол нового парашюта был круглый, а крепился он на летчике в специальном железном контейнере. На дне контейнера находились пружины, которые и выталкивали парашют при необходимости. Для применения механизма в действие, как и сейчас, используется кольцо. Вскоре свое изобретение Котельников зарегистрировал и назвал его «ранцевый парашют свободного действия». Вскоре металлический ранец был заменен на мягкий ранец. Так родился современный парашют.

Кто изобрел парашют

Как прозрения Леонардо да Винчи воплотились в бессмертной конструкции русского актера-изобретателя Глеба Котельникова успешно испытавшего парашют 6 июня 1912 года

Когда изобретение доведено почти до совершенства, когда оно доступно практически любому человеку, нам кажется, что этот предмет существовал если не всегда, то издавна. И если, скажем, по отношению к радио или автомобилю это не так, то по отношению к парашюту — почти так. Хотя то, что называется этим словом сегодня, имеет совершенно конкретную дату рождения и совершенно конкретного родителя.

Первый в мире ранцевый парашют с куполом из шелка — то есть такой, какими пользуются и по сей день, — изобрел русский конструктор-самоучка Глеб Котельников. 9 ноября 1911 года изобретатель получил «охранное свидетельство» (подтверждение приема заявки на патент) на свой «спасательный ранец для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом». А 6 июня 1912 года прошло первое испытание парашюта его конструкции.

Глеб Котельников с парашютом собственного изобретения.

От Возрождения до Первой мировой

«Парашют» — калька с французского parachute, а само это слово образовано от двух корней: греческого para, то есть «против», и французского chute, то есть «падать». Идея подобного приспособления для спасения прыгающих с большой высоты довольно древняя: первым человеком, высказавшим идею такого устройства, был гений эпохи Возрождения — знаменитый Леонардо да Винчи. В его трактате «О летании и движении тел в воздухе», который датируется 1495 годом, есть такой пассаж: «Если у человека имеется палатка из накрахмаленного полотна, каждая сторона которой имеет 12 локтей (около 6,5 м. — РП .) в ширину и столько же в высоту, он может броситься с любой высоты, не подвергая себя при этом никакой опасности». Любопытно, что да Винчи, который так и не довел идею «палатки из накрахмаленного полотна» до воплощения, совершенно точно высчитал ее размеры. Например, диаметр купола самого распространенного учебного парашюта Д-1-5у — около 5 м, знаменитого парашюта Д-6 — 5,8 м!

Идеи Леонардо были оценены и подхвачены его последователями. К тому времени, как француз Луи-Себастьян Ленорман в 1783 году придумал само слово «парашют», в копилке исследователей возможности управляемого спуска с большой высоты были уже несколько прыжков: хорвата Фауста Вранчича, который в 1617 году и реализовал на практике идею да Винчи, и французов Лавена и Думье. Но первым настоящим прыжком с парашютом можно считать рискованную авантюру Андре-Жака Гарнерена. Именно он прыгнул не с купола или карниза здания (то есть не занимался бейсджампингом, как это называется сегодня), а с летательного аппарата. 22 октября 1797 года Гарнерен покинул корзину воздушного шара на высоте 2230 футов (около 680 м) и благополучно приземлился.

Читать еще:  Очки для парашютного спорта

Развитие аэронавтики влекло за собой и усовершенствование парашюта. Жесткий каркас сменился полужестким (1785 год, Жак Бланшар, парашют между корзиной и куполом аэростата), появилось полюсное отверстие, позволившее избежать болтанки при приземлении (Жозеф Лаланд)… А потом пришла эра летательных аппаратов тяжелее воздуха — и для них потребовались совершенно другие парашюты. Такие, каких еще никто не делал.

Не было бы счастья…

Создатель того, что сегодня называется словом «парашют», с детства отличался страстью к конструированию. Но не только: не меньше, чем расчеты и чертежи, его увлекали свет рампы и музыка. И нет ничего удивительного в том, что в 1897 году, после трех лет обязательной службы, выпускник легендарного Киевского военного училища (которое окончил, в частности, и генерал Антон Деникин) Глеб Котельников подал в отставку. А еще через 13 лет оставил государственную службу и полностью перешел на службу Мельпомене: стал актером труппы Народного дома на Петербургской стороне и выступал под псевдонимом Глебов-Котельников.

Будущий отец ранцевого парашюта так бы и остался малоизвестным актером, если бы не талант конструктора и трагический случай: 24 сентября 1910 года Котельников, присутствовавший на Всероссийском празднике воздухоплавания, стал свидетелем внезапной гибели одного из лучших летчиков того времени — капитана Льва Мациевича. Его «Фарман IV» буквально развалился в воздухе — это была первая авиакатастрофа в истории Российской империи.

Полет Льва Мациевича. Источник: topwar.ru

С этого момента Котельникова и не оставляла идея дать летчикам шанс на спасение в подобных случаях. «Гибель молодого летчика настолько глубоко меня потрясла, что я решил во что бы то ни стало построить прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности, — писал в своих воспоминаниях Глеб Котельников. — Я превратил свою небольшую комнату в мастерскую и более года работал над изобретением». По отзывам очевидцев, над своей идеей Котельников работал как одержимый. Мысль о новом типе парашюта не оставляла его нигде: ни дома, ни в театре, ни на улице, ни на редких вечеринках.

Главной проблемой были вес и габариты устройства. К тому времени парашюты как средство спасения пилотов уже существовали и использовались, они представляли собой своего рода гигантские зонтики, укрепленные позади пилотского места на самолете. В случае катастрофы летчик должен был успеть закрепиться на таком парашюте и отделиться с ним от летательного аппарата. Однако гибель Мациевича доказывала: у пилота может просто не быть этих нескольких мгновений, от которых в буквальном смысле слова зависит его жизнь.

«Я понял, что необходимо создать прочный и легкий парашют, — вспоминал потом Котельников. — Сложенный, он должен быть совсем небольшим. Главное, чтобы он находился всегда на человеке. Тогда летчик сможет спрыгнуть и с крыла, и с борта любого самолета». Так родилась идея ранцевого парашюта, который сегодня, собственно, мы и подразумеваем, когда употребляем слово «парашют».

Из шлема — в ранец

«Я хотел сделать свой парашют таким, чтобы он всегда мог быть на летящем человеке, не стесняя по возможности его движений, — писал в своих воспоминаниях Котельников. — Я решил изготовить парашют из прочного и тонкого непрорезиненного шелка. Такой материал дал мне возможность уложить его в ранец совсем небольшого размера. Для выталкивания парашюта из ранца я применил специальную пружину».

Но мало кто знает, что первым вариантом размещения парашюта была… каска летчика! Котельников начинал свои эксперименты, пряча в буквальном смысле слова кукольный — поскольку все ранние эксперименты он проводил с куклой — парашют в цилиндрический шлем. Вот как об этих первых опытах вспоминал потом сын изобретателя Анатолий Котельников, которому в 1910 году было 11 лет: «Мы жили на даче в Стрельне. Был очень холодный октябрьский день. Отец поднялся на крышу двухэтажного дома и сбросил оттуда куклу. Парашют сработал отлично. У отца вырвалось радостно только одно слово: «Вот!» Он нашел то, что искал!»

Впрочем, изобретатель быстро понял, что при прыжке с таким парашютом в тот момент, когда купол раскроется, оторвется в лучшем случае шлем, а в худшем — голова. И в итоге он перенес всю конструкцию в ранец, который сначала предполагал делать из дерева, а потом — из алюминия. Тогда же Котельников разделил стропы на две группы, раз и навсегда заложив в конструкцию любых парашютов этот элемент. Во-первых, так куполом было проще управлять. А во-вторых, так можно было крепить парашют к подвесной системе в двух точках, что делало прыжок и раскрытие более удобными и безопасными для парашютиста. Так появилась подвесная система, которая почти без изменений используется и ныне, разве что ножных обхватов в ней не было.

Как мы уже знаем, официальным днем рождения ранцевого парашюта стало 9 ноября 1911 года, когда Котельников получил охранное свидетельство на свое изобретение. А вот почему ему так и не удалось в итоге запатентовать свое изобретение в России, до сих пор остается загадкой. Зато через два месяца, в январе 1912 года, изобретение Котельникова было заявлено во Франции и весной того же года получило французский патент. 6 июня 1912 года состоялись испытания парашюта в гатчинском лагере Воздухоплавательной школы возле деревни Сализи: изобретение продемонстрировали высшим чинам русской армии. Через полгода, 5 января 1913 года, парашют Котельникова представили иностранной публике: студент Петербургской консерватории Владимир Оссовский прыгнул с ним в Руане с моста высотой 60 метров.

К этому времени изобретатель уже доработал свою конструкцию и решился дать ей имя. Свой парашют он назвал РК-1 — то есть «Русский, Котельникова, первый». Так в одной аббревиатуре Котельников соединил все важнейшие сведения: и имя изобретателя, и страну, которой он был обязан своим изобретением, и свое первенство. И закрепил его за Россией навсегда.

«Парашюты в авиации — вообще вещь вредная…»

Как это часто бывает с отечественными изобретениями, их долго не могут оценить по достоинству на родине. Так, увы, случилось и с ранцевым парашютом. Первая попытка обеспечить им всех российских летчиков наткнулась на довольно глупый отказ. «Парашюты в авиации — вообще вещь вредная, так как летчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели. Машины дороже людей. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их следует беречь. А люди найдутся, не те, так другие!» — такую резолюцию наложил на ходатайство Котельникова главнокомандующий Российскими воздушными силами Великий князь Александр Михайлович.

С началом войны о парашютах вспомнили. Котельникова даже привлекли к выпуску 70 ранцевых парашютов для экипажей бомбардировщиков «Илья Муромец». Но в тесных условиях тех самолетов ранцы мешали, и летчики от них отказались. То же случилось, когда парашюты передали аэронавтам: им было неудобно возиться с ранцами в тесных корзинах наблюдателей. Тогда парашюты вытащили из ранцев и просто прикрепили к аэростатам — чтобы наблюдатель в случае необходимости просто прыгнул за борт, а парашют раскроется сам. То есть все вернулось к идеям вековой давности!

Все изменилось, когда в 1924 году Глеб Котельников получил патент на ранцевый парашют с ранцем из парусины ― РК-2, а потом доработал его и назвал РК-3. Сравнительные испытания этого парашюта и такого же, но французской системы показали преимущества отечественной конструкции.

В 1926 году Котельников передал все права на свои изобретения Советской России и больше изобретательством не занимался. Зато написал книгу о своей работе над парашютом, которая выдержала три переиздания, в том числе и в трудном 1943 году. А созданный Котельниковым ранцевый парашют до сих пор используется по всему миру, выдержав, образно говоря, уже не один десяток «переизданий». Случайно ли на могилу Котельникова на Новодевичьем кладбище в Москве непременно приходят нынешние парашютисты, повязывая на ветви деревьев вокруг стопорные ленты от своих куполов…

Читать еще:  Десантный парашют д 6

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Какие ассоциации возникают у вас при упоминании об авиации? Самолет, летчик, парашют — наверное, самое популярное. А знаете ли вы о том, что ранцевый парашют спасает жизни летчиков благодаря нашему соотечественнику, Глебу Евгеньевичу Котельникову, и о том сложном пути, который прошел изобретатель, чтобы дать своему творению шанс на жизнь?

Отец парашюта

Глеб Котельников родился в Санкт-Петербурге 18 января 1872 года. Он интересовался конструированием с самого детства — сначала это были модели, игрушки, но постепенно простое хобби переросло в настоящее призвание. Юноша получил хорошее образование, окончив в 1894 году Киевское военное училище. По окончании обязательного срока службы он получил должность акцизного чиновника и уехал в провинцию, однако это не помешало Котельникову продолжать заниматься любимыми делами — петь, играть на скрипке, организовывать драмкружки и даже самому принимать участие в постановке спектаклей. Отец — профессор математики и высшей механики, и мать — заядлая любительница театра — привили сыну свои увлечения и передали навыки. Их он чаще всего применял именно в конструировании, к которому его тянуло наряду с театром. Акцизный чиновник — эта должность его тяготила. В 1910 году Глеб, к этому времени уже несколько лет удачно женатый, возвращается в Санкт-Петербург, где посещает Всероссийский праздник воздухоплавания, события на котором перевернули всю его дальнейшую жизнь.

Трагическая предпосылка

В сентябре (октябре по старому стилю) 1910 года на том самом празднике выступал летчик Лев Макарович Мациевич. В день трагедии он успешно завершил несколько полетов, и даже успел покатать несколько влиятельных особ. Мациевичу передали пожелание великого князя Александра Михайловича, который на тот момент был шефом российской авиации, — дескать, а покажи-ка ты нам, братец, что-нибудь эдакое, из последних достижений. Недолго думая, летчик решил показать максимальную высоту, на которую может взлететь самолет, однако что-то пошло не так: выступление оказалось зрелищным, только вот зрелище было настоящей катастрофой. Машина не выдержала нагрузки, и ровно в 18:00 начала буквально разваливаться на куски. О том, как это выглядело с земли, писал Лев Успенский в своих “Записках старого петербуржца” — несмотря на то, что на момент трагедии ему было всего 10 лет, обстоятельства того вечера надолго отпечатались в памяти будущего писателя:

… Одна из расчалок лопнула, и конец ее попал в работающий винт. Он разлетелся вдребезги; мотор был сорван с места. “Фарман” резко клюнул носом, и ничем не закрепленный на своем сиденье пилот выпал из машины…

… Я стоял у самого барьера и так, что для меня все произошло почти прямо на фоне солнца. Черный силуэт вдруг распался на несколько частей. Стремительно чиркнул в них тяжелый мотор, почти так же молниеносно, ужасно размахивая руками, пронеслась к земле чернильная человеческая фигурка… Исковерканный самолет, складываясь по пути, падал то “листом бумаги”, то “штопором” гораздо медленнее, а еще отстав от него, совсем наверху какой-то непонятный маленький клочок, крутясь и кувыркаясь, продолжал свое падение уже тогда, когда все остальное было на земле…

… Я даже не подошел к остаткам самолета. Подавленный до предела, совершенно не понимая, что же теперь будет и как надо себя вести — это была первая вообще в моей жизни смерть! — стоял я над неглубокой ямкой, выбитой посреди сырой равнины поля ударившимся о землю человеческим телом, пока кто-то из взрослых, видя мое лицо, не сказал сердито, что детям тут делать нечего.

Лев Мациевич — первая жертва авиационной катастрофы на территории Российской империи.

Слово Котельникова
Изобретатель тоже был в тот день на Комендантском аэродроме, и его в самое сердце поразила гибель Мациевича. Сокрушаясь, он сетовал в кругу друзей на отсутствие у летчика устройства, благодаря которому тот мог бы спасти свою жизнь. Но такого не существовало — и тогда Котельников решил сам его создать.

На тот момент вместо парашюта использовалась громоздкая, тяжелая и довольно ненадежная конструкция, напоминающая сложенный зонт, однако из-за веса она использовалась очень редко — практически никогда. Котельников даже не рассматривал создание чего-то подобного: его комната была завалена чертежами и расчетами для совсем другого устройства. Казалось бы — случайность, но именно случай навел его на мысль о том, в чем должна состоять суть парашюта: как-то, прогуливаясь по набережной, он заметил, как девушка достала из сумки нечто, свернутое в тугой комок — при порыве ветра он развернулся, превратившись в большую шелковую косынку. Почему бы и нет? Изобретатель добавил к предыдущим идеям и эту, и следующую, согласно которой стропы должны распределяться на обе руки летчика — тогда он сможет управлять спуском, корректируя место своего приземления. Решил он и проблему с “упаковкой”, выбрав оптимальный вариант — заплечный ранец, но не простой, а адаптированный под ситуацию, для которой он создавался. После нескольких попыток появилась первая модель, в которой на специальных полочках, оборудованных пружинами, лежал аккуратно сложенный парашют. На крышке ранца — защелка, от защелки — шнур с кольцом. Согласно задумке инженера, при необходимости достаточно было просто дернуть за кольцо, чтобы открыть крышку, а там уже пружины и ветер сделают свое дело — первые вытолкнут сложенный парашют и стропы, а второй поможет ему превратиться в полноценный прочный купол, который подарит авиатору шанс на спасение.

27 октября 1911 года Котельников получил привилегию № 5010 на спасательный ранец для авиаторов с автоматически выбрасываемым парашютом. Еще одна попытка была предпринята во Франции в марте 1912 (патент № 438 612). Что же предлагал изобретатель?

Парашют РК-1 (“русский, Котельникова, первая модель”) он создал меньше, чем за год, и в июне 1912 года провел успешные испытания неподалеку от деревни Сализи, ныне переименованной в Котельниково. Однако первая “проба” была произведена с участием автомобиля: парашют, привязанный к буксировочным крюкам, прекрасно справился с задачей. Машину разогнали до максимальной скорости, и Котельников дернул за кольцо. Изобретение не подкачало: мгновенно раскрывшийся купол вынудил автомобиль не просто остановиться, а даже заглохнуть из-за резкого торможения. На четвертый день парашют испытывали уже в лагере Воздухоплавательной школы, расположенном примерно в той же местности. На этот раз вместо автомобиля участвовал 80-килограммовый манекен, снабженный парашютом: испытатели опробовали несколько высот, когда скидывали его с аэростата, и каждый раз парашют блестяще справлялся с поставленной задачей.

Идеально ведь, согласитесь? Если устройство на “отлично” выполняет свою функцию, почему бы не ввести его в обиход, почему не наладить производство и не спасти жизнь летчика, попавшего в беду? Как бы не так. Главное инженерное управление русской армии не приняло изобретение Котельникова — великий князь засомневался в его пользе, мотивировав свой отказ следующими словами:

Парашюты в авиации — вообще вещь вредная, так как летчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолеты гибели. Машины дороже людей. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их следует беречь. А люди найдутся, не те, так другие!

Фраза в точности дошла до наших дней, потому что именно она стала резолюцией Александра Михайловича на ходатайстве Котельникова о введении парашютов в обязательное летное снаряжение. Каково? И это при том, что на всех испытаниях присутствовали как зрители, так и представители прессы, которые тоже оказывали (по крайней мере, пытались) давление на сильных мира сего, настаивая на необходимости применения парашютов.

Что делает Котельников? Этой же зимой при помощи коммерческой фирмы он выставляет свое детище на участие в конкурсе, который проводился в Париже и Руане. Показательным выступлением стал прыжок Владимира Оссовского с 60-метровой отметки моста через Сену. И на этот раз закон подлости обошел Котельникова стороной: студент Петербургской консерватории на глазах у изумленной публики плавно спланировал с моста, живой и здоровый, вопреки фразам злопыхателей, дескать, в момент раскрытия парашюта летчику оторвет руки, а если не оторвет руки, то уж ноги-то, при столкновении с землей — всенепременно. Это был триумф — изобретение признали. А что же родина? Родина вспомнила о Котельникове и его творении только в Первой мировой.

Читать еще:  Максимальная высота прыжка с парашютом

После окончания Киевского военного училища и службы Котельников был в звании поручика. В начале войны его отправили в автомобильные части, но в итоге он все-таки занимался своим делом: было принято решение о снабжении экипажей многомоторных самолетов РК-1, и их конструктор принимал непосредственное участие в создании нужного количества парашютов. Котельников не остановился на РК-1: в 1923 году был создан РК-2, а за ним и РК-3, уже с мягким ранцем. Были и другие модели, не менее удачные, но менее востребованные, как, например, грузовой РК-4, способный опустить до 300 кг.

В 1926 году изобретатель передал свою коллекцию Советскому правительству.

Первую блокадную зиму он встретил в Ленинграде, а затем был эвакуирован. Глеб Евгеньевич умер в Москве 22 ноября 1944 года. Могила конструктора на Новодевичьем кладбище — место, куда множество парашютистов приходят отдать дань уважения его памяти, и завязать на ветке ближайшего дерева ленточку для затяжки парашютов. На удачу.

Изобретение Глеба Котельникова

Первый свой прыжок с парашютом я совершил в 1976 году. Наш инструктор, который готовил нас к этому эпохальному событию, спрашивал: «Сколько процентов хотите, чтобы ваш парашют открылся, – 100 или 200?» И приговаривал при этом: «Я вам даю 300 процентов, а уж дальше всё зависит только от вас – от того, как вы научились вести себя в воздухе, как будете приземляться». В учебке мы прыгали с самым обычным армейским парашютом Д-1. В советское время он был самым массовым и предназначался для начинающих парашютистов. Он и сейчас остаётся востребованным в армии и ДОСААФ. Таким простым и надёжным он стал теперь, по прошествии уже более 100 лет эксплуатации и технических доработок. Есть ещё десятки вариантов этого приспособления для выполнения самых разных воздушных операций. Есть парашюты для спортсменов, для прыжков из стратосферы, для десантирования грузов и тяжёлой боевой техники. А всё начиналось в далёком 1910 году.

Из актёров – в конструкторы

Так вот, 24 сентября (по старому стилю) 1910 года в Санкт-Петербурге проходил первый праздник воздухоплавания. Стояла замечательная безветренная погода. Публика зачарованно следила за тем замечательным действом, которое происходило в воздухе, до тех пор, пока в полете не начал разваливаться один из самолётов. 400 метров высоты не оставили лётчику шансов остаться в живых. Погибшим пилотом был 33-летний капитан Лев Мациевич – один из первых русских авиаторов. Трагическое событие потрясло присутствующих, а один из них сделал ещё и вывод, что такое в будущем не должно повторяться. Этим человеком оказался Глеб Котельников, который на тот момент был актёром труппы Народного дома на Петербургской стороне.

Котельников Глеб Евгеньевич

Правда, актёрство Глебу необходимо было больше для души, а истинным призванием он считал всё-таки изобретательство. Тем более, что родился Котельников в семье профессора высшей математики и механики Петербургского земледельческого института. В детстве Глеба интересовали больше различные технические устройства, и эти мальчишеские интересы в дальнейшем привели его в военное училище. Окончил его он в Киеве, стал офицером-артиллеристом, но уже в 1897 году подал в отставку. За время службы Котельников познакомился с устройством и работой военного наблюдательного аэростата. В отставке он жил тихой, обеспеченной и размеренной жизнью акцизного чиновника, помогал в организации драматического кружка, а иногда и сам играл. В 1910 году 38-летний Глеб Евгеньевич переехал в Петербург.

Парашют Да Винчи

На праздник воздухоплавания пришёл актёр Глеб Котельников, а ушёл – дерзкий и увлечённый изобретатель. Здесь необходимо отметить, что в то время все авиаторы летали без каких-либо спасательных аппаратов, падали, получали увечья, гибли. Статистика этих трагедий была удручающей: за 1911 год пилоты всех стран недосчитались 82 человек, а в 1912 году число погибших составило 128 человек.

Ранцевый парашют

Нельзя сказать, что парашют – это изобретение только Глеба Котельникова. И раньше были попытки создания подобных устройств. Ещё Леонардо да Винчи думал над этим. Но к 1910 году прототипы парашютов представляли собой неудобные и тяжёлые конструкции из льняной ткани. Их привязывали сбоку или снизу к воздушному шару. Это было очень неудобно: пока приведёшь его в рабочее состояние, встречи с землёй не избежать. Котельников изобрёл крепкое, лёгкое и надёжное средство спасения.

И отличий от предыдущих вариантов было много. Парашют Глеба Евгеньевича Котельникова убирался в небольшой заплечный ранец. Вместо тяжёлого холста изобретатель стал использовать лёгкий шёлк. Внутри находилась специальная полка с пружиной, которая моментально выбрасывала парашют наружу, как только выдёргивалось стопорное кольцо. Первый парашют получил название «Русский, Котельников, модель 1», а сокращённо РК-1. Первое его испытание прошло 9 ноября 1911 года. Потом было ещё несколько удачных опытов с манекеном, и конструкция была предложена военному ведомству. И вот здесь срабатывает исконное русское «зачем». Военные не испытывали восторгов по поводу изобретения, а один из великих князей вообще назвал его вредным для авиации. Он посчитал, что лётчики при первой опасности будут спасать в первую очередь себя, а не самолет. Машина казалась в ту пору ценнее человеческой жизни.

Глеб Котельников с манекеном-испытателем

Тем не менее Котельников продолжил свои работы над изобретением, и уже во время Первой мировой войны оно стало востребованным. Сам изобретатель был мобилизован и отправился на фронт.

Новая жизнь парашюта

После революции Глеб Котельников остался на родине и продолжил работать над своим главным детищем. В 1923 году появился на свет новый доработанный парашют РК-2, а вслед за ним и РК-3. Именно РК-3 и используется по сей день (только с некоторыми доработками). В 1924 году был изготовлен и испытан грузовой парашют с куполом диаметром 12 метров, который выдерживал груз в 300 кг.

Почтовая марка в память об изобретателе

Вскоре изобретатель узнал, что в США тоже изобрели ранцевый парашют и наладили его массовое производство. Мало того, все американские лётчики в обязательном порядке должны были летать с парашютом. Советскому Союзу тоже пришлось купить у американцев 2000 парашютов, прежде чем изобретение Котельникова пошло в серию.

А в 1930 году в СССР появились войска, для которых изобретение Котельникова стало определяющим, – воздушно-десантные. Парашютные подразделения с самого дня создания и на протяжении всей своей истории нацелены на выполнение непростых боевых задач. Их ратный труд в годы Великой Отечественной войны овеян славой. «Песня парашютистов» Л. Афанасьева на слова Е. Аграновича прекрасно передаёт весь пафос этого труда:

Тверже шаг, ребята,
По земле советской мы идем.
В десанте служим мы крылатом,
А здесь нельзя не быть орлом.
Нам, парашютистам,
Привольно на небе чистом.
Легки ребята на подъём,
Задирам мы совет даём:
Шутить не следует с огнём!

Великую Отечественную войну изобретатель Котельников встретил в Ленинграде, пережил первую блокадную зиму и был эвакуирован, но вскоре, в ноябре 1944 года, умер в Москве.

Прыжки с парашютами в наши дни

На Новодевичьем кладбище в Москве есть могила, вокруг которой стоят деревья с привязанными к веткам шёлковыми ленточками – парашютными затяжками. Так лётчики, десантники и просто парашютисты выражают светлую память и уважение к человеку, который и после своей смерти продолжает спасать их жизни. Это могила Глеба Евгеньевича Котельникова.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector